fbpx
Загрузка 15%
#interview

Cветлана Тарабарова для #LOVE

19.03.2019

— Колготки? Что с колготками делать-то будем? Снимать? Я их не люблю, а мама говорит, мол, неприлично, – 24-летняя певица Светлана Тарабарова готовится к фотосессии, комментируя свое отражение в зеркале.

Хрупкая рыжеволосая девочка очень быстро находит общий язык со всей съемочной группой. Сразу переходит на «ты», открыта к самым личным вопросам и при этом постоянно улыбается. Если на уроке английского языка нужно объяснить значение выражения «the girl next door» (своя, соседская девочка — прим.) — то лучше Светы для этого не найти. На фотосессии Света словно пластелин — за пять минут десять разных поз и выражений лица. У нее нет присущего звездам шоу-бизнеса налета важности и искуственной требовательности. По ней сразу видно: степень занятости и трудолюбия прямо пропорциональна адекватности. Кто-то подумает, что сила и глубина личности, как правило, не свойственна 24-летним девочкам из шоу-бизнеса. Но Тарабарова — не тот случай.

Бытует мнение, что артист должен выходить на сцену, когда ему есть что сказать зрителю. О чем говоришь ты?

— Я в душе музыкант. Не просто певица, автор или композитор. Я вижу эту жизнь сквозь призму музыки. Она для меня во всем – в человеческих отношениях, проблемах, общении и в любви. Пару лет назад, когда я начинала сольную карьеру, у меня было глубоко разбито сердце. Это были мои первые отношения, которые рухнули по истечении 3 лет. Тогда моя музыка была грустной, безумно женской, лирической («Моя любовь тебя не касается», «Убивала — не вышло»). Я полностью погрузилась в это. Но в какой-то момент я задумалась над тем, почему какой-то человек, какие-то обстоятельства так влияют на мое настроение и на мою жизнь? Почему я грущу, если я молодая и у меня интересная жизнь? Теперь я хочу говорить людям своей музыкой – «Не трать время на обиды! Ты главный герой своей жизни. Жизнь – это и есть подарок». Теперь, когда я осознала это, меня уже мало что может огорчить.

Поэтому ты пишешь музыку и слова для своих песен сама?

— Да, конечно. Зрителю в таком случае передается моя энергия, искренность чувств. Мне очень часто поступают предложения, чтобы я спела какую-то песню. Люди готовы бесплатно отдавать свой материал, но у меня абсолютно не лежит к этому душа.

У тебя есть продюсер?

— Я сама себе продюсер. 3 года назад я поняла, что сама хочу руководить своим проектом, и у меня появилась команда. Пришлось, конечно, подучить бизнес-основы, было непросто, но сейчас у меня в команде более 20-ти надежных людей, которые со мной работают. В связи с ситуацией в стране сложно содержать такой большой коллектив, но многие ребята согласились работать freelance , а некоторые и вовсе работают бесплатно, потому что любят музыку.

Каково это — сильной личности работать в girlsband, где все девчонки очень талантливые и красивые, да еще и под предводительством такого строгого начальника, как Наталья Могилевская?

— Мне очень повезло пройти эту школу жизни. Если бы не было этих 4 лет в шоу-бизнесе, то многих вещей я бы сейчас сама не «секла»: работа с командой, работа в студии, работа с журналистами, как построить свой бизнес и т.д.

И с девочками из «REAL O» мне очень повезло. Мы занимались творчеством, а не делили юбки. Я отвечала за музыку, Лена — за постановки, Регина — за пиар, Лина — за режиссуру. В самом начале мы договорились, что какой-то период проведем вместе. В бизнесе ведь главное что? Вовремя договориться обо всем. Поэтому у нас все хорошо складывалось, никто не перетягивал на себя одеяло. Мы хотели создать успешный коллектив, бренд, чтобы потом можно было выйти из него и начать сольную карьеру. Сейчас каждая из нас занимается тем, о чем всегда мечтала. Если бы мы вышли из ниоткуда, все могло быть намного сложнее.

Сложно ли было тебе слушать критику и замечания? Прислушиваться к ним и исправлять ошибки…

— Я всегда считала, что тот, кто в себе сомневается, тот имеет возможность развиваться. Я никогда не бываю в себе на 100% уверена. Даже после классного выступления, я всегда обращаю внимание на свои ошибки. Если люди меня исправляют – я всегда прислушиваюсь. Другое дело, что мне тяжело слышать критику в свой адрес.

Что ты чувствуешь, выходя на сцену во время войны в стране?

— Люди настолько устали от ужасных новостей, что, когда я приезжаю в тот же госпиталь или на блокпост, бойцы не хотят видеть моих слез. Они хотят веселых песен, которые я с удовольствием им пою. Я очень боялась выпускать песню «Повертайся живим», чтобы меня не начали обвинять в популизме на болезненную тему. Поэтому в Интернет я выложила ее без авторства, написав: «Если тебе понравилась эта песня, отправь смс на номер 565 и помоги украинской армии». Сейчас эта песня очень популярна и люди благодарят меня за нее. Ведь действительно эта песня — крик души, я ее создала, потому что по-другому было невозможно.

Я делаю только то, что чувствую. Кстати, еще в марте прошлого года я была в Херсоне у родителей и услышала, что в Херсонской области на блокпосту уже 2 недели стоят наши ребята. Я загрузила в авто колонки, нашла телефон комбата, взяла знакомого звукорежиссера и барабанщика – и мы поехали к ним на границу с Крымом. Это было, кажется, первое выступление артиста в зоне боевых действий. Исполнители стали туда ездить спустя 2 месяца только. И вот спустя год в Фейсбуке появился пост, где один из тех ребят вспомнил мое выступление и очень тепло отзывался. Никогда не знаешь, где аукнется доброе дело.

Как ты считаешь, артист должен оставаться аполитичным?

— Позицию артистов «моя хата з краю – нічого не знаю, я артист» — не правильная. На тебя смотрят люди. Ты должен или быть примером на сцене или не иметь права вообще там находиться. Ситуация в стране потребовала от нас четкой гражданской позиции. Но прежде всего ты должен оставаться человеком.

Поступают предложения с концертами из России?

— Да, поступают. Особенно после песни «Мы верим в любовь», которая была саундтрэком к фильму «Любовь в большом городе-3» и номинировалась на премию «RU TV». И когда началась война, я была в России, но мне пришлось вернуться, потому что я понимала, что не смогу с этим жить. Тогда я приняла решение туда не ездить: всех денег не заработаешь, но важно остаться честным перед собой.

Ты часто замечаешь, что мужчины смотрят на тебя только как на артиста, а не как на личность?

— Это проблема всех мало-мальски известных исполнителей. Есть категория мужчин — мы их между собой называем бренд-факерами — которые просто коллекционируют имена и бренды. Им главное — поставить галочку. Но я считаю, что пока девушка сама не даст сигнал – никакой мужчина не начнет действовать. Пару раз сталкивалась с тем, что стоит только посмотреть на парня, он тут же расскажет, что у тебя с ним были отношения. Поэтому последние несколько лет я смотрю в пол.

Какой мужчина тебя может заинтересовать?

— Я люблю умных, мудрых, скромных мужчин, которые ничем не кичатся, одеваются со вкусом, но не вычурно, и умеют ухаживать за девушкой. Это большая редкость сейчас, но я таких знаю.

Это свойственно мужчинам постарше уже, 35+…

— Пару лет назад в интервью я сказала, что никогда не буду встречаться с 40-летним мужчиной. С тех пор я поменялась и мнение по этому вопросу тоже изменилось. Мне абсолютно не интересно с моими одногодками. Но на женатых мужчин у меня «табу». Я просто знаю, что все в этой жизни бумерангом, поэтому принципиально не разбиваю семьи. Не могу увести мужчину из семьи — это большая беда.

Ты никогда не думала, что следуя некоторым модным нынче тенденциям (например, увеличение губ или груди) у тебя может появится больше подписчиков в социальных сетях, о тебе начнут больше говорить? Ты будешь в тренде, так сказать. 

— Проведу параллель с музыкой: сейчас все больше и больше становится популярной электронная музыка, а поп-рок, живая музыка, отходит на второй план. Так вот, чем популярней будет электронщина, тем дороже и ценнее будет поп-музыка. Так что если все разденутся – я надену паранджу.

Многим девочкам на сцене диктуют правила: как одеться, накраситься, что сделать. Как ты с этим борешься?

— В определенный момент я поняла, что никто не может мне указывать, как жить. Когда ты работаешь на себя – вся ответственность на твоих плечах. Если у тебя не выходит хит, кого тебе винить? Только себя. Поэтому я беру на себя ответственность и постоянно над собой работаю. Даже все сценические костюмы я придумываю, рисую сама. Даже ткань сама покупаю. Потом две мои портнихи воплощают мои идеи в жизнь. Над прической и прочими деталями я особо никода не задумывалась. Просто хотела быть женственной и красивой.

Кстати, могу сказать, что никакие формулы, мол, «надень это – и будешь успешной» в шоу-бизнесе не действуют. Поэтому я всегда руководствуюсь своей: «Делай от души – и люди тебя услышат».


Как ты одеваешься?

— В жизни я одеваюсь casual. Люблю, когда удобно. Но, в последнее время, штаны в гардеробе отошли далеко на второй план. Я просто обожаю платья! И шляпки.

Что для тебя значит понятие моды?

— Я хожу на fashionweek, читаю модные журналы, интересуюсь новинками. Но если есть выбор купить сумочку Сhanel за 3 тысячи евро или записать на эти же деньги половину альбома — я иду в студию. Одежда для меня не приоритет. Если у тебя есть вкус, то из чего-то совершенно невзрачного ты сможешь сделать стильный look.

Учитывая, что для #LOVE сегодня работает фотограф Playboy Ukraine, вопрос ребром: ты бы смогла раздеться для фотосесии? Ну то есть не с точки зрения того, правильно ли это для твоего бренда, а в принципе смогла бы? Не противоречит это твоим правилам?

— Я открытый человек, абсолютно не закомплексованный, но в то же время мама всю мою жизнь повторяла, что женщина должна быть загадкой, чтобы ее хотели. Как только ты полностью открываешься и все показываешь – ты перестаешь быть сюрпризом. Я обязательно сделаю умопомрачительную эротик-фотосессию лет в 35, когда буду замечательно выглядеть. И этим буду стимулировать женщин моего возраста. В свои 24, мне есть что сказать, кроме как показывать голую грудь и другие женские части тела.

Насколько бренд «Тарабарова» сейчас рентабелен?

— Последние 1,5 года сложно выживать. Но это подстегивает. То, что работало в шоу-бизнесе 2 года назад, сейчас не работает, и нужно искать другие выходы. Я верю, что если сейчас тяжело работать, то потом обязательно будет лучше.

Что из материального может себе позволить Светлана Тарабарова?

— Я могу позволить себе ухаживать за родителями, дарить подарки близким. С 13 лет я работала в шоу-балете и уже тогда моя зарплата была на уровне заплаты отца. Если сравнивать, то сейчас я могу позволить себе многое, конечно. Но я всегда на себе экономлю. Недавно подарила папе огромный телевизор. Раньше я не смога бы себе этого позволить.

Как ты себя видишь через 10 лет?

— Вижу себя успешной мамой с двумя детьми и любимым рядом. Я такой себе семейный человек, который собирает стадионы.

Ты не боишься, что с таким сильным характером и успешностью ты можешь не найти человека, который будет сильнее тебя?

— Не боюсь. Знаешь почему? Потому что как только я почувствую, что это мой мужчина – я стану самой слабой в мире женщиной. Я мечтаю о таком мужчине, который будет мне говорить что делать дальше, потому что девушке одной сложно постоянно принимать решения. — Света обнимает визажиста, показывая как сильно она хочет быть беззащитной рядом со своим мужчиной. — И как только такой появится, я сразу его поведу под венец.

Что может у тебя вызвать чувство зависти?

— Я завидую тем, кому сейчас 15-16 лет. У ребят в этом возрасте все впереди, они находятся в поиске себя. Вот это ощущение, что у тебя еще все впереди и ты можешь выбрать любую дорогу — это неимоверная привилегия молодых ребят и девчонок. В свою очередь, для себя я уже все распланировала. И если я буду продолжать работать, то знаю, что будет через 10-15 лет. Я вот очень переживаю по поводу того, что время быстро летит.

Как ты борешься с отчаянием?

— Мой рецепт: в любых непонятных ситуациях ложись спать. Когда я на грани депрессии и не вижу ни в чем смысла, я сплю. Утром все мои проблемы кажутся уже не такими нерешаемыми. Еще помогают фильмы. Они отключают мою голову.

А вообще я часто езжу по детским домам и госпиталям. Поэтому я так ценю возможности, которыми располагаю. Потому что я вижу, что они отсутствуют у других. После приютов и военных госпиталей о своих проблемах становится просто стыдно говорить.

P.S. Светлана Тарабарова — певица, автор и композитор. Достижения: песня «Мы верим в любовь»  стала Песней года-2014. Два года подряд Тарабарова является номинантом премии Yuna в категории «лучший автор слов». Света сыграла главную роль в мюзикле «Алиса в стране чудес», который скоро появится в телепрокате

Интервью: Ксения Карпенко

Записала: Анна Романова